?

Log in

No account? Create an account

блог Петра Громова

Previous Entry Share Next Entry
Психологические качели или почему я не люблю либералов
petergromov
В нашей стране всегда нужно быть смелым: сначала, чтобы любить Cолженицына, а потом, чтобы его ненавидеть.
Эдвард Радзинский.

 

Вызывает досаду неспособность людей мыслить критически и абсолютное, безоговорочное перенятие идей своих идеологических лидеров. И здесь не суть важно к какой социальной группе или какому политическому лагерю принадлежит человек: коммунист ли он, молодой единоросс или любитель покататься бесплатно 31 числа. Всё действительно сходится на теории 95 процентов.

Рассмотрим, хотя бы в общих чертах ситуацию с делом Ходорковского. Некто Путин В.В. раздражается слишкому уж политически активным поведением некоего Ходорковского М.Б. и сажает его в тюрьму. Допустим, личность Путина одиозна и неприятна для нас.

И тут имеет место важный момент. Срабатывают т.н. психологические качели, залихватски раскачиваемые либеральными СМИ: если ты считаешь Путина плохим человеком, то уж точно должен любить его политического противника, посаженного им в тюрьму, и наверняка ведь, раз Путин плохой, то посадил он его ни за что! Хотя логически это нигде, ни в каком месте не является истиной и ниоткуда не следует. Если Путин пидор плохой, то это совсем не означает, что политический противник Путина Ходорковский — хороший. Более того, это не исключает и того, что Ходорковский хуже Путина. И это так же не исключает возможности того, что Ходорковского посадили «за дело». Или ситуации, когда его посадили не за дело, а по справедливости, потому что доказательств нет, но «все наверху знают».

Итак, как видится мне ситуация.

  1. В начале 2000 Путин централизует власть, ставя везде «своих», наподобие князя киевской руси отдавая своей дружине самые лакомые вотчины куски бизнеса 
  2. Неуклонный рост цен на нефть ведёт к разбуханию олигархии, образовавшейся ещё в 90-е, и примыкающей к ней бюрократии
  3. Несоответствие огромного капитала и при этом довольно скромной власти вызывает раздражение Ходорковского и он идёт в народ в политику
  4. Путин злится и уничтожает ЮКОС, против Ходорковского заводят дело (возможно, обоснованное, возможно, сфабрикованное).
  5. Ходорковский садится
  6. Некоторые из партий, по тем или иным причинам поддержавшие или собиравшиеся  поддержать Ходорковского, покидают Государственную Думу.
  7. Эхо Москвы вспоминает всяческие хорошие штуки, сделанные Ходорковским, постит разные фоточки где он с мужеством стоика, Христа наподобие, стоит в тюремной камере несчастный. Ходорковский — новый диссидент, новый идол для либерального обожания. 


Всё это лишь моё видение ситуации, основанное отчасти на мнениях, отчасти на домыслах. Оно фактически не доказуемо, как и не доказуемо обратное. В условиях ограниченности информации мы можем только предполагать.

Дело в том, что в архетипическом, почти первобытном подсознании человека укоренён образ «противостояния добра и зла»; своё начало он берёт из мифов и легенд, сказок. Чтобы поверить в существование «противостояния зла и зла» нужно осуществить над собой психологическое усилие, причём не малое, на что 95% населения не способны.

Да, быть во всём не уверенным и стараться подвергать сомнению — задача неприятная, выводящая почву из-под ног. Поэтому 95% предпочтут с радостью подхватывать и ретранслировать любое передаваемое их лагерем сообщение, принимая его безоговорочно как единственно-верное, с остервенением его отстаивая. И в либеральном крыле образуется точно такое же «агрессивно-послушное большинство», точно такая же soviet-like бюрократия, где каждый человек ограничен в свободе самовыражения и должен чётко следовать линии партии. Ты не можешь быть националистом, если ты либерал. Ты не можешь быть атеистом, если ты монархист. Ты не можешь любить сильную власть, если сторонник рыночной экономики. Ты не можешь уважать Сталина и одновременно при этом Николая II. И ещё тысяча «ты не можешь...» [Именно поэтому, к слову, я выбрал ЛДПР, где довольно высокая внутрипартийная свобода и плюрализм мнений, и не требуется расшаркивание перед какой-то одной-единственной доктриной, которую ты должен принять безоговорочно.] 

Мне противно и мерзко, когда мне подсовывают очередного страдальца-диссидента которого я почему-то должен полюбить всеми фибрами своей души, не разобравшись в ситуации. Если я захочу разобраться в ситуации, мне подкинут с десяток вокруг да около статей, преисполненных истерических оценочных суждений, патетики и нытья про сраную рашку с отсутствием фактического материала, который я бы мог проверить. Если я захочу разобраться в ситуации сам, меня назовут троцкистом-ревизионистом прокремлёвским прихвостнем, которому промыли мозги. 

Я бы вышел помитинговать против Охта-центра, но я ни под каким соусом не пойду защищать Ходорковского: весь нефтяной бизнес современной России стоит по колено в крови 90-х, и Ходорковский не исключение. 
Потому прошу меня простить за то, что я плохой и неправильный либерал )